Басни Толстого

Басни Толстого – невероятно искренний, проникновенный и чистый перевод «эзоповских» творений, который стоит прочесть, дабы ознакомиться с гениальными произведениями, ставшими поистине шедевральным дополнением к русскому литературному искусству.

Басни Толстого для детей

Произведения Толстого – это лестница к тому легендарному времени, в котором благодаря басням Эзопа черпали вдохновение знаменитые Крылов и Лафонтен, это дух древнегреческих сказаний, переданный максимально естественно и доступно современникам любой эпохи, это особый стиль, заслуживающий внимания всех поколений.

Басни Толстого, как основа несколько острого и колкого сатирического жанра, которая стоит у истоков любого знакомства с литературой, развивает определенный тонкий вкус и любовь к чтению и познанию через него окружающей действительности со всеми ее разочарованиями и радостями. Благодаря особому взгляду и толкованию басен Эзопа Льву Николаевичу удалось максимально точно и невероятно трепетно передать всю суть творения, пережившего два с половиной столетия, разбавив его своей любовью и уважением.

Особенности подхода Толстого к переводу басен

Басни Эзопа в своем первоначальном варианте были созданы в прозе. По своему обыкновению перевод таких произведений зачастую старались опоэтизировать, однако с мнением Толстого такой подход не сложился. Лев Николаевич считал, что текст, заключенный в рифмованные строки чаще всего теряет свой первоначальный неповторимый оттенок и стиль, теряется что-то особенное, и текст воспринимается как заново написанный, при этом еще и сложнее читаемый, поэтому свои переводы Толстой всегда делал в прозе и всю свою работу и ее результат делил на два вида:

  • дословно переведенные или буквальные, как Толстой сам их называл, – это те басни, при переводе которых, Лев Николаевич старался максимально сохранить каждое слово, дабы смысл и суть произведения остались неизменными;
  • осовремененные или, так называемые, вольные – этот вид своих переводов Толстой использовал, в основном, в произведениях для детской аудитории. Здесь он все так же передавал сюжет максимально точно, однако одновременно с этим старался приблизить его к привычной детям реальности. Такой подход был просто необходим, ведь знакомство с баснями должно быть доступным и понятным, дабы их основное предназначение не утратило своей силы, а глубинный смысл был распознан даже самыми юными читателями и слушателями, поэтому-то Лев Николаевич и прибегал к использованию некоторых зарисовок, рассказов, знакомых сюжетов и народных сказок, дабы в доступной форме передать писание Эзопа.

Сходства и отличия басен Толстого и Крылова

Основой в различиях басен Толстого и Крылова, пожалуй, является особый подход каждого из них к написанию/переводу эзоповских произведений, наделенный своей неповторимостью в изложении прочитанного – это:

  • и способ изложения – Толстой оставил вариант с прозой, Крылов же прибегнул к полюбившимся всем рифмованным строкам;
  • и отношение к написанному – Толстой в большей мере старался оставить вариант Эзопа максимально нетронутым, Крылов, наоборот, предпочитал сохранять лишь самую суть, мораль.

Одновременно с этим оба автора старались передать смысл произведений Эзопа максимально привычным для современников языком, прибегая для этого к замене заголовков и персонажей басен. К примеру, герой первоисточника бог греков Гермес в басне «Мужик и Водяной» был заменен на более понятный детям простых крестьян персонаж.

Да, Толстой слыл приверженцем максимально близкого к оригиналу перевода, но иногда и он оставлял уже известные по басням Крылова измененные персонажи (например, «Стрекоза и Муравей» вместо оригинальных «Стрекозы» и «Жука»), правда, лишь в том случае, если считал такую замену логичной и правильной. К примеру, в басне «Ворона и лисица» Толстой оставил-таки изначальный вариант с куском мяса вместо всем известного сыра, объясняя это тем, что в реальной жизни ни один из героев-животных сыром не питается, что вносит некий диссонанс в «разборках» персонажей.

Чистота и ясность басен Толстого

Резюмируя все вышесказанное можно отметить, что самое главное, чего стремился достичь Толстой, это краткость и красота изложения, базирующиеся на легкости и ясности передачи материала. Опираясь на подлинную басенную лаконичность, Лев Николаевич приложил массу усилий, чтобы не перегружать основу, предложенную Эзопом, большим количеством, на его взгляд, ненужной «мишуры». Именно в таком подходе к переводу Толстой и видел свое предназначение в знакомстве читателей с «эзоповскими» историями.