«Орущая на руках»: что делать, если ребенок не слезает с рук?

Моей дочери было 8 месяцев, и она постоянно была у меня на руках. Первые два месяца, и даже полгода я наслаждалась по-настоящему тесным общением с малышкой. Но вот уже скоро год, и двенадцать килограмм счастья отзывались болью в моей спине.

Как это произошло со мной? Я не заметила. Вроде книги умные читала и маму слушала, опыта от подруг набиралась. А малышка все равно плакала, если не проводила хотя бы 5 минут у меня на руках. Ее потребность в моем внимании возрастала в геометрической прогрессии, и вскоре тот же самый плач я слышала, даже держа ее на руках. Да, признаюсь, иногда я не выдерживала, и слезы неизбежно приводили к утешению.

Исключив возможность коликов, голода, жажды, сонливости и еще добрый десяток причин, я начала наблюдать. Что мой ребенок делает один – точнее, без меня. Чем была занята малышка в течение дня? Что ее расстраивало или радовало? Я хотела понять, почему моя дочь так нуждалась во мне.
Спустя какое-то время я поняла, в чем была причина этих капризов. К нам приехали родители мужа. Они живут за океаном. В ту осень они увидели малышку первый раз. Прилетели они к нам погостить на пару недель и щедро, впрок одаривали ребенка нежностью и лаской. Мой свекор был так влюблен в свою внучку, что и 10 минут не мог провести без того, чтобы не взять малышку на руки, не посадить на коленки, не приобнять или не покружить. Он получал истинное удовольствие в тот момент, когда внучка сладко спала у него на груди. Бабушка спокойней реагировала на внучку, но именно она подхватывала малышку на те 10 дедовских минут.

Восклицательным знаком в моих рассуждениях стало общение моего мужа с дочкой. Папа проводил треть своего времени в офисе, на работе. Конечно, он скучал и испытывал чувство вины от мысли, что дочь растет без него. Оказавшись дома, муж восполнял все часы разлуки.

В итоге всеобщая любовь, забота и внимание превратили малышку в маленькую коалу.

Определив источник своих бед, я мягко объяснила родственникам результат их ласки. Своим родителем я предложила проводить больше времени, играя с внучкой, а не обнимая ее. Убедила стойко удерживаться от соблазна взять капризного ребенка на руки. Посоветовала объяснять малышке, что жизнь существует за пределами объятий. Папа же теперь обедал с нами и проводил немного времени с дочкой посреди рабочего дня. Он отказался от внеурочной работы и сместил свой рабочий день на полчаса пораньше.

Мы не позволяли малышке плакать, но сотню раз объясняли, что больше так продолжаться не может, и постепенно увеличивали дистанцию.

Эти, казалось бы, небольшие изменения привели к спокойному существованию взрослых с маленьким ребенком в одном доме. Конечно, первые несколько дней малышка протестовала. Она не понимала, почему теперь она сама должна перемещаться в пространстве.

Спустя неделю все улеглось. Малышка спокойно могла играть, сидя одна в манеже. Я заметила, что моя спина теперь не ноет по утрам, а руки не устают под конец дня. Дочь перестала дергать меня каждый раз, когда я оставляла ее одну в безопасном месте. Она больше не плакала и не капризничала. Я обнаружила для себя минуты спокойствия, когда я могла заняться домашними делами или почитать.

Оказалось, нужно было лишь обозначить правила общения. Дочь приняла их, освоилась, привыкла к новой модели поведения и, как и раньше, смеялась и играла, но теперь не у меня на руках.

Смотрите также:
Что скрывается за детской ложью
Как не надо поступать, если ребенок раскапризничался
Просто о самом важном: как работает привязанность



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: