Дети не должны работать над тем, чтобы заслужить любовь родителей

Юлия Корж
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.

Дети хотят знать, что их любят. Они пытаются найти этому любые доказательства, иногда плохим поведением, иногда просто спросив. Родительская любовь дает им почувствовать себя уникальными, хорошими, счастливыми, дает им силы расти и развиваться. Она дарит им психологический комфорт, защиту и уверенность в себе.

Любовь родителей, как талисман, нужна каждому ребенку. Но часто взрослые, преследуя лучшие намерения, ставят для этой любви условия. Будь хорошим и воспитанным, хорошо учись, достигни результатов, будь лучшим, слушайся меня. Иначе ребенок получает подтверждение своего самого сильного страха – что его лишат родительской любви. Психолог и автор теории привязанности Гордон Ньюфелд считает, что тем самым родители назначают ребенка ответственным за отношения. Это становится для него непосильной ношей, которая лишает его покоя. На самом деле, ребенок не должен сомневаться в любви близких и получать ее всегда больше, чем просит.

Гордон Ньюфелд: почему детям нужен психологический покой и как его обеспечить

Дети не должны работать над отношениями. Любое развитие происходит из точки покоя: физическое развитие происходит из точки покоя, психологическое развитие происходит из точки покоя. Что мы имеем в виду под словом «покой»? Теперь мы знаем, что нам, людям, приходится работать над поддержанием контакта, близости, привязанности. Это наша работа. Поэтому мы естественным образом стремимся заставить отношения работать: стараемся удержать маму и папу, стараемся поддерживать связь со сверстниками и так далее.

Для того чтобы быть свободными от этого, для того, чтобы ребенок был свободен от этой работы и мог двигаться вперед по пути становления личности, кто-то должен взять на себя эту ответственность. Дети никогда не должны работать над тем, чтобы заслужить нашу любовь. Они должны отдыхать в нашей любви. Но пока нет таких отношений, они не смогут расслабиться.

Родители и учителя сейчас используют приемы, которые заставляют детей работать над контактом и близостью. Дети становятся ответственными за отношения. «Я не буду твоим другом, если ты будешь так себя вести», «Отправляйся в свою комнату, я не принимаю тебя таким, пока ты не исправишься». И мы заставляем их работать над тем, чтобы поддерживать контакт и близость с нами. Да, таким путем мы можем добиться некоторого послушания, но дети при этом становятся очень тревожными. И мы растим целое поколение глубоко встревоженных детей. Им неведом покой.

Как учителя и родители, как бабушки и дедушки, как дяди и тети — неважно — мы должны стремиться к тому, чтобы дать им возможность расслабиться. Потому что, когда мы освобождаем их от работы над поддержанием контакта и близости с нами, когда сами занимаем эту альфа-позицию, мы тем самым говорим: «Я тот, кто будет следить за тем, чтобы ничто, родной, ничто не могло лишить тебя моей любви, ты можешь не беспокоиться об этом». Когда мы так поступаем, когда при столкновении с какой-либо трудностью мы не лишаем любви или приглашения существовать в своей жизни, когда дети расслаблены, тогда они могут реализовать свое предназначение. Развитие будет происходить спонтанно и автоматически.

Когда я вижу ребенка, который растет, взрослеет, и в нем разворачиваются процессы адаптации, становления и интеграции, я всегда точно знаю, что в его жизни есть кто-то — какой-то взрослый — к кому ребенок глубоко и уязвимо привязан, и этот взрослый смог подарить ему покой. Смог дать ему то, в чем он нуждался.

Покой является совершенно необходимым условием. Один из способов обеспечить ребенку этот покой — давать больше запроса. Иногда можно услышать, как люди говорят: «Да не обращай на него внимания. Он как раз и добивается твоего внимания». Ну конечно, а что ему еще остается? Только добиваться. А если ребенок добивается внимания, то почему бы не дать ему его? Почему не ответить на эти базовые потребности в любви, внимании, значимости? Но суть тут в том, что мы должны давать больше запроса.

Возможно, вы уже слышали от меня этот пример или читали его в моей книге, когда Тамара, моя старшая дочь, по-моему, ей сейчас 37 лет, она присутствует в зале, но я не буду сейчас уточнять у нее ее возраст… Так вот, тогда ей было 7, она была очень смышленой, да и сейчас такая, и у нас состоялся такой небольшой обмен признаниями в любви. Она сказала мне: «Папа, я люблю тебя?» — и в конце повис знак вопроса, т.е. от меня ожидалась ответная фраза «Я тоже тебя люблю». Это, знаете, было похоже на забрасывание удочки, чтобы поймать рыбку. Я так и ответил: «Я тоже тебя люблю». И потом наступила такая многозначительная тишина… После чего она с мудростью, присущей ребенку, сказала: «Папа, если бы ты действительно меня любил, ты бы сказал это первым…»

Мужчины сразу скажут, что это типично женская логика. Но это правда! Это правда. Это не означало, что я в буквальном смысле должен был сказать это первым, это означало, что инициатива исходила от нее, понимаете? Она вела. Но я должен был перехватить эту инициативу: «О, Тамара, мое “я тебя люблю” больше твоего!» или как-то еще, но я должен был перекрыть это. Это нужно было перекрыть. Мы всегда должны давать больше запроса, чтобы дети расслабились.

Представьте, к вам подходит человек и просит обнять его. «Ну ладно, я тебя обниму» — «Да нет же, обними меня по-настоящему!» — «Ну ладно, я обниму тебя по-настоящему!» Ох… Не работает. Как сделать так, чтобы удовлетворить желание обняться? Обнять сильнее, чем просят. И так во всем. Роль родителя – давать больше запроса. И это единственный способ сделать так, чтобы ребенок расслабился.

Автор: Гордон Ньюфелд

По материалам: www.alpha-parenting.ru

Реклама

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: