Будни счастливой мамы VS несчастной женщины. Или как не потерять себя в декрете

Елена Мартынова
Я практикующий адвокат. Пишу о Романе в жизни, именно так зовут моего малыша. Изучаю женское счастье и семейную психологию.
Я практикующий адвокат. Пишу о Романе в жизни, именно так зовут моего малыша. Изучаю женское счастье и семейную психологию.... показать

Исповедь о том, как стремление стать хорошей матерью подавило мою индивидуальность, а в семье растворилась моя личность. Как я решила обрести новую себя и написала план выхода из декретного отпуска.

После рождения ребенка моя жизнь разделилась на ДО и ПОСЛЕ декрета, где ДО – я успешный адвокат, молодая, красивая и независимая женщина, а ПОСЛЕ – усталый комок разочарований и прокрастинаций.

До декрета жизнь била ключом, я всегда знала, что правильно, зачем это нужно и как получить, все хотела и все могла. Я была полна энергии и драйва, желания жить, развиваться и стремиться вперед. Я была той самой хорошей девочкой из класса, которая вела дневник и все всегда ей удавалось легко и просто: подружки завидуют, родители не нарадуются, карьера складывается, мужчины восхищаются.

Потом я вышла замуж, на свет появился мой долгожданный и любимый сын – моему счастью не было предела! Мне хотелось только одного: стать самой лучшей мамой!

Фактически декретный отпуск состоял у меня из нескольких периодов: до родов, первые полгода, и после. Сначала я долго готовилась и ждала это чудо. У меня не было токсикоза, о котором так много говорили, вспышек неуемного желания вкусить экзотическую гастрономию, тяжелых родов или послеродовой депрессии. Но я мечтала испить свой первый декретный отпуск до дна, поэтому без разбора стала пихать в себя всю запрещенку – сладости и булочки, которые никогда не позволяла раньше, спать сутками, забросила спорт, ходила по дому в растянутой пижаме и с грязным пучком на голове. Когда, как не в декрете, думала я.

Потом был роддом, и вот ты уже принимаешь поздравления, настраиваешь быт, привыкаешь к новой роли и замедляешься… Я была в раю: ребенок топил мое сердце и заставлял быть еще более благодарной Богу за те блага, которые дает мне небо. То чувство, когда обретаешь духовность быстрее лишних килограммов и не замечаешь, как формируется абсолютная зависимость твоей жизни от интересов самого главного в ней человека – сына.

Как истинный перфекционист, я старалась быть во всем идеальной: я кормила ребенка до 2 лет, и продолжала бы, если бы мне сказали, что так лучше для малыша. Мы ходили на все развивашки в округе, читали все книжки, учили стишки, лепили, рисовали на стенах и на полу, и все жизненно важные малышовые ритуалы, такие как закаливание, массаж, гимнастика и т.п., выполняли строго по расписанию.

При этом я практически прекратила всю обратную связь со своими клиентами, да даже с друзьями, оправдывая себя тем, что семья на первом месте, с подружками трепаться по телефонам мне некогда. Сейчас я понимаю, это был синдром вечной отличницы, надо было получить пятерку по предмету «домоводство» и «материнство». Но в этом и заключался провал! Я поставила на паузу все свои сферы жизни и начала растворяться в чужой…

Стремление стать хорошей матерью подавило мою индивидуальность, и в семье растворилась моя личность – она стала не такой важной, как была раньше. Поначалу это вызывало некий бунт мозгов и сопротивление, но в итоге, в отсутствие ресурсности на борьбу, привело к полной апатии. Все прежние «хочу» потеряли смысл, желание радовать себя спряталось глубоко, осталось только «Тыжемать». Не стало гонки за эгоистичным благополучием, и стало непонятно, как жить дальше в удовольствие и для себя, когда нет слов Я ХОЧУ.

Иногда, конечно, я уставала и мне хотелось снова выступать в суде, ловить восхищенные взгляды, похудеть на 10 кг, причем сразу! Но я находила себе отличное оправдание – мне некогда, снова вылезало «Тыжемать»: тебе надо придумать ребенку досуг, разобрать лего, чтобы он снова собирал эти кубики и правильно развивался, сходить в цирк, погулять, рассказать, что такое театр, научить кататься на велосипеде, а еще почитать пару книжек о том, какой памперс лучше, как воспитывать мальчика, выучить новые потешки, сказки и колыбельные, и еще, и еще, и еще.

Ничто не могло заставить меня выбраться из этой зоны комфорта: ни финансовый кризис в семье, ни лишние кг, ни переезд на новую квартиру в центр города, ни даже измена мужа. Я полностью погрузилась в свое чадо и жила только его жизнью.

Но перед каждой мамой когда-нибудь встает выбор: карьера или осознанное материнство. Наверное, кто-то умеет это успешно совмещать, но я не из тех мам, которые могут включить ребенку мультик, а сами заниматься своими делами. Несмотря на то, что я считала главным предназначением женщины материнство, раньше была уверена, что это временный период в моей жизни, и благодаря тому, что у меня свободная адвокатская практика, в любой момент смогу к ней вернуться.

И вот ребенку исполнилось три года, пора вести его в садик, а самой выходить на работу. Но я стала чувствовать, что потеряла темп жизни, не могла разогнаться, заставить себя встать рано, сесть на диету, заняться спортом, обзвонить клиентов, да даже просто встретиться со старыми друзьями. Это же надо накраситься, одеться, выйти из дома, поддерживать светскую беседу, делиться новостями, которых, к слову, у меня не было.

Оказалось, что мои декретные три года превратились в целую вечность. Я чувствовала себя в ловушке: с одной стороны, я не стремилась к своей додекретной жизни, с другой – не видела своего будущего. Я стала ощущать себя старухой… Я смотрела на молодых 20-летних девушек, вспоминала себя, и мне казалось, что это конец, жизнь уже прошла, а я не выберусь из декрета. Моя жизнь больше не принадлежит мне, все время уходит только на семью и ребенка. Нет желания и времени ухаживать за собой, сходить на маникюр, педикюр, да даже просто сделать себе самой прическу просто так, не говоря уже о саморазвитии и самореализации…

Когда мне говорили о развитии депрессии и чувстве одиночества после рождения детей, я не понимала: какое такое одиночество? Во-первых, когда? А во-вторых, наоборот, теперь-то я уже точно никогда не буду одинока, со мной всегда будет маленький человечек – мой сын. Оказалось, депрессия была, и еще какая. За эйфорией новых ощущений ты не замечаешь, как оказываешься у обрыва, и только когда все успокаивается, вспоминаешь этот момент и понимаешь: тогда-то ты могла реально прыгнуть…

За это время единственным развлечением «для себя» было ведение дневника: в него я записывала весь негатив, чтобы не переносить его на общение с ребенком. Когда я писала, на бумагу шел такой поток неиссякаемых мыслей, как будто я давно хотела выговориться, но то ли не могла, то ли не умела. Я все чаще писала про «лень», «нелюбовь к себе», «обиду», «усталость», «потерю смысла жизни» и т.п. В какой-то момент мне стало страшно – «потеря смысла жизни»? Как это может быть? У меня же маленький ребенок, которого я хочу и обязана сделать самым счастливым человеком на земле. Это было ужасно.

Я решила, что надо срочно что-то менять, но каждый раз во мне просыпался интроверт, который невероятным образом уживался с перфекционистом-прокрастинатором, твердившим: «Лучше сделать хорошо, но никогда, чем кое-как и сегодня». Я все стала откладывать на потом.

Возможно, мамам, работающим в корпорации, легче вернуться на уже существующую работу, мне же необходимо было все выстраивать заново. Я смотрела на себя со стороны: органичная мама, как рыбка без воды, запертая с ребенком в золотой клетке в центре мегаполиса, где нечем дышать, нет желания общаться с миром, думать о счастье и наслаждаться жизнью. Мне хотелось плакать. Но как я могла? У меня же «идеальная жизнь», «идеальный ребенок», «идеальный муж». Я не первая и не я последняя. Некоторые рожают без мужей, без поддержки, у кого-то сложные роды, неспящие дети, у меня же не было никаких проблем. Внутренний конфликт, связанный с невозможностью реализации своего Я, своей независимости и свободы? “Да ты просто с жиру бесишься”, – говорила моя совесть. В голове был целый Дом Советов! Нужно было открывать и потрошить этот запертый неподъемный сундук, в который я превратилась.

Я встала перед зеркалом и посмотрела себе прямо в глаза. В кого я превращаюсь? Какой пример подаю своему ребенку – самому главному критику моей жизни? Если мама красивая, то его глаза будут видеть красоту перед собой, если мама успешная – перед ним будет объект подражания и стремления. Внезапно я осознала: когда ребенку исполнится 6–10 лет, ему уже не будет нужна такая мама-наседка и домохозяйка, да еще и потерявшая смысл жизни. Ребенок захочет гордиться своей мамой. А в его 20 лет меня должно стать «меньше». Кому тогда буду нужна я?

Мама должна быть на своем месте и в свое время. Это помогло мне принять окончательное и правильное решение о выходе из декретного отпуска. Я поняла, что если я сама не начну конструировать свою реальность,
никто за меня это не сделает, и я решила написать план выхода из декрета.

Во-первых, надо было успокоиться, остановить бунт мозгов и подумать, как устроить свою реализацию в социуме, но без прежнего фанатизма, чтобы сохранить связь с ребенком.

Во-вторых, я начала заземлять свою духовность: составила список мотивирующих книг для женщин, список вдохновляющих фильмов, обновила свой музыкальный плейлист.

Потом я записалась в спа и бассейн, чтобы оценить масштаб поражения своей физподготовки и мотивировать себя на спорт. Это наилучшим образом заставило меня каждый вечер подниматься с дивана и выходить на пробежку, хотя раньше я никогда этого не делала, да еще и зимой!

Я внедрила в свою жизнь ранние подъемы в 5 утра, благодаря которым у меня появилось время только на себя: побыть наедине, в тишине, визуализировать себя на работе, на конференции, на TEDх, заняться аффирмацией и каждодневным планированием победы над собой.

Я повела сына в садик. Это было то еще испытание, и больше для меня, чем для него. Я должна была его отпустить. Спасибо моему сыну за то, что он был к этому готов!

Я восстановила список клиентов и начала писать юридические статьи. Записалась на курсы скорочтения, курс осознанного писательства Е. Иноземцевой, дабы раскачать свои мозги в правильном направлении.

Конечно, я иногда все еще начинаю свое ранее утро с зависаний, когда поглядываю на спящего малыша и радуюсь возможности не вести его в садик, но я научилась вовремя останавливаться и брать себя в руки. Слишком большие изменения произошли за эти декретные три года жизни, чтобы сравнивать уровень счастья ДО рождения сына и ПОСЛЕ. Это как две разные жизни.

Я поменяла однообразие будней, превратившее додекретные жизненные гиперболы в прямые линии, я вышла из зоны комфорта и заново научилась быть счастливой для себя сейчас, а не «когда поставлю ребенка на ноги, начну правильно питаться, займусь спортом, выйду на работу, обновлю гардероб» и т.п., нет, именно ЗДЕСЬ и именно СЕЙЧАС!

А главное – я поняла, что все техники не работают без практики. Чтобы что-то изменить, нужно действовать, нужно сделать не только первый шаг, но и второй, и третий, и каждый следующий. Чтобы что-то изменить, нужно брать и менять! И прямо сейчас!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: