9 действенных способов справиться с материнской агрессией

Юлия Корж
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.

Быть “злой” мамой сегодня не модно. Мама должна быть любящей, понимающей, осознанной. В общем, просветленной и мудрой. Только такая может воспитать счастливых и талантливых детей.

Но вот достичь такого “просветления” многим очень непросто. Даже при том, что проштудированы все книги по воспитанию – от Гиппенрейтер до Петрановской, прослушаны семинары для родителей, выучены наизусть правила воспитания Януша Корчака.

Просто в один прекрасный момент любимое чадо что-то сделало, и все. Никакие мудрые советы не властны сдержать материнский крик, злость и агрессию разной степени тяжести. Потом будут вина, стыд за свое поведение и ощущение полного провала себя как родителя.

Можно ли исправить ситуацию и что делать со своей агрессией, рассказывает психолог Елена Доценко.

Работа с материнской агрессией 

Часто на консультациях и семинарах мамы со стыдом признаются, что проявляют агрессию по отношению к ребенку, кричат, унижают и шлепают. Они прекрасно знают, что это “плохо” и неправильно. Осуждают себя. Но это ни к чему не приводит. Срывы не прекращаются.

Тогда мы начинаем разматывать клубок с разных сторон. С каких?

Агрессия – сила, которая присуща всему живому. Энергия жизни и смелость брать из среды по потребности, смелость в самозащите, в отстаивании себя, личных границ. Это возбуждение, необходимое для реализации собственных намерений. Жить в ладу с агрессивной частью, чувствовать, знать и использовать себе во благо, не отчуждать, а присваивать, – необходимое условие для полного проживания жизни.

Все бы хорошо, но. 

Агрессия, в силу опасности для других, с раннего детства подвергается критике со стороны родителей и других взрослых. За агрессивное поведение и реакции ругают, стыдят и наказывают. Ребенок не успевает познакомиться и подружиться с внутренним зверем, как сразу же вынужден учиться его подавлять, чтобы родители, а затем и социум, не отвергли. Зверь загоняется внутрь, но не исчезает бесследно. Минотавр блуждает по лабиринтам. Сам хозяин может до поры до времени не подозревать о его существовании.

Именно так было со мной. 

Настает момент, когда держать минотавра в узде становится не под силу. Сознание больше не в состоянии сдержать напор недовольства и раздражения, систематического самоподавления. Наше тело агрессирует. Неожиданно мы ловим себя на крике, колкостях и даже в физической готовности напасть на Другого.

С матерями так происходит в моменты эмоционального выгорания, когда на фоне хронического недосыпа и депривации ключевых потребностей эмоциональных ресурсов становится мало. При этом ребенок входит в такую фазу развития, когда его воля начинает отчетливо идти вразрез с волей родителя. Ребенок не хочет следовать указаниям, считаться с нуждами и желаниями родителя. Проверяет и нарушает границы, и не учитывает, насколько болезненным это может быть. В нас просыпается страдающий ребенок, которому в детстве многое не позволялось.

Чем более жестко подавлялся минотавр в детстве, чем сильнее подавлялась воля и проявления индивидуальности, тем жестче и агрессивнее родитель среагирует на непослушание и неудобность ребенка.

Сознание не в состоянии сдержать извержение вулкана. Горящие потоки обрушиваются на ребенка. Когда волна стихает, приступ проходит, сумрак рассеивается, родитель приходит в себя и часто ужасается содеянному – нападению и причинению насилия своему ребенку. Тогда приходит раскаяние, чувство вины и стыда. Ощущение собственной плохости возвращает родителя в детство, в те моменты, когда его стыдили и не принимали. Но, не имея возможности что-либо с этим сделать, родитель питает минотавра, дает пищу для следующего нападения.

Как выходить из этого замкнутого круга? 

Одного верного пути нет. Нужна работа по нескольким направлениям.

Работа с иллюзиями и ожиданиями.

Одна большая иллюзия касается ребенка: “ребенок – маленький взрослый”. Это уменьшенная копия зрелого, разумного и уравновешенного взрослого человека. Ребенок даже лучше нас должен понимать, чего мы от него хотим. Что совершенно не согласуется с реальностью. Ребенок иррационален. Его поведение подчинено эмоциям, образам и сиюминутным импульсам. Ребенок может послушаться и поступить так, как хочет взрослый, если это согласуется с его эмоциональным состоянием и потребностями. Договариваться с ребенком нужно, но не стоит рассчитывать, что он будет ответственно выполнять договор – возможно, он вообще не понял, или сразу же забыл. У него не развита префронтальная кора, которая отвечает за продуманное осознанное поведение.

Есть и другие иллюзии. Они касаются миражей и картинок, как будет происходить развитие и воспитание детей, какими мы будем мамами и папами, как будет строиться жизнь в семье. Это идеальные картинки-образы. Расхождение с ними вызывает тревогу и раздражение.

Различные убеждения – кто, кому и что “должен”. Часто это интроекты, послания-установки, усвоенные из детства. “Настоящий мужчина”, “настоящая женщина”, “ребенок”, “всегда”, “никогда”, “все”, “правильно”, “неправильно”, “должен” – это обобщения, не имеющие отношения к реальным обстоятельствам, людям и их чувствам.

Живя в иллюзиях и ожиданиях, мы отчуждаем окружающих людей и собственную жизнь. Мы их не видим. Кроме того, мы перекладываем ответственность за реализацию наших фантазий на других.

Работа заключается в том, чтобы осознать тот интроект, на базе которого чаще возникает раздражение и злость, и подвергнуть его критике.

Забота о себе. Взятие ответственности за реализацию потребностей, личные границы и восполнение ресурсов на себя. 

Мать, взяв ответственность за жизнь ребенка, погружаясь в ребенка, часто не может нести ответственность за себя. Не встречая заботы о себе и не удовлетворяя потребности самостоятельно, мы подогреваем котел, в котором закипает бульон неудовлетворенности. Незначительного повода бывает достаточно, чтобы взорваться и вылить накопленное раздражение.

Что значит взять ответственность? Делать все самой и ни на кого не рассчитывать?

Как раз наоборот. Мы можем договариваться, сообщать о потребностях и границах, делить ответственность за ребенка, просить. Задача – отслеживать состояние и предпринимать необходимые шаги для его нормализации. Соблюдать психогигиену, по мере сил заботиться о физическом состоянии (питание, сон, бег, зарядка). Знать себя, больные места и заблаговременно заботиться о том, чтобы не стало резко и внезапно плохо. Избегая заботы о себе, мы загоняем себя в угол. А загнанный зверь опасен. Не стоит приносить себя в жертву, выполняя родительский долг. Жертва – слишком высокая цена, за которую придется кому-то платить, часто – ребенку.

Рождение ребенка изменяет структуру семьи, перестраивает отношения, распределение обязанностей и коммуникацию. Паре придется пересмотреть отношения и найти новый баланс, который бы всех устраивал: услышать, чего хочет партнер, понять про себя, чего недостает, и найти слова, чтобы это донести.

Работа с развитием навыка оттормаживания аффекта. 

У нашего эмоционального выплеска существуют предвестники – ощущения в теле. Усиление сердцебиения, прилив крови к лицу и к конечностям, дыхание становится мощным. В этот момент еще можно успеть нажать на паузу. Выйти из спаринга, отойти от ребенка, посмотреть в окно, сосчитать до 10, вниманием вернуться в собственное тело. Проговорить свое состояние, свои эмоции и потребности. Постепенно мышца по удерживанию себя от вспышки гнева будет накачиваться. Срывы будут случаться реже. Срыв – не неизбежное зло, в нем есть фазы и развитие. Умение проживать приливы злости, когда распирает желание напасть и разрушить – навык, которому можно учиться.

Нахождение сострадания к себе и ребенку. 

Преодолеть отчуждение можно через сочувствие, через эмоциональное сопереживание трудностям Другого. Наш ребенок маленький и полностью от нас зависит. Он беззащитен перед нами и не может ничего противопоставить. Ему нужна поддержка, чтобы справляться с трудностями и собственными эмоциями. Часто мы и к себе слишком жестко и требовательно относимся. Судим себя строже, чем кто-либо. Наше давящее Супер-Эго, внутренний строгий родитель, загоняет в обесценивание собственных заслуг и выпячивание ошибок. Будучи жесткими к себе, мы становимся жесткими к окружающим людям. Говорим: “нас не ценят”, проецируя на других недовольство собой и самообесценивание. Сочувствие, сопереживание, взгляд на себя со стороны как на близкого, родного человека, который как может, справляется с задачами и трудностями – позволяет немного ослабить хватку.

Интроекты и долженствования – объекты для сравнения. Мы сравниваем себя с идеалами и находим расхождения. Увидеть себя живым, робко выходящим из-за картинки, познакомиться и постараться подружиться – значит приблизиться к себе, принять себя. Тот человек, которого принимают, не щетинится, не защищается и не нападает.

Работа с застарелой болью. 

Ветряные мельницы, которые мерещатся и с которыми мы воюем, преследуют из прошлого. Мозг искажает реальность, подставляет картинки людей и ситуаций, которые когда-то причиняли боль. Тогда мы не смогли ничего сделать, защититься, пришлось отступить. Боль поражения, страх повторных нападений заставляет нападать упредительно. Вернуться в прошлое, завершить контакт, перепрожить ситуацию – закрыть гештальт – тогда становится возможным отпустить ситуацию. Напряжение уйдет, а вместе с ним автоматическое агрессивное поведение.

Горевание по непрожитому. 

Оплакивание несбывшихся мечт, идей, планов – “нерожденных детей”. Казалось бы, мы ничего не потеряли и не должны страдать. Но для мозга нет разницы – было ли событие в реальности или нет. Часть нас погибает, когда не находит жизни. Выбрав одно, мы отвергаем что-то другое. Это всегда развилка. Выбрав родить ребенка, женщина отказывается от профессиональной самореализации и от свободной жизни, по крайней мере, в том варианте, как это было до родов. Признаться себе в том, что некоторые мечтам уже не суждено сбыться – значит столкнуться с тщетностью и наконец полноценно прожить расставание. Освободив место, мы даем возможность прийти новому.

Творческое действие. Использование энергии агрессии в созидании. 

Агрессия как нападение – это один из вариантов применения. Агрессия – в переводе с латыни – “движение к”, “приближение”. В этом смысле можно осознанно двигаться самим, направлять энергию и возбуждение в материал, в действия, получая при этом радость. Если нет сферы, в которой мы могли бы реализоваться, часто энергия переносится на сферу отношений, превращая их в поле боя. Если наша энергия, агрессивность не реализуется и в сексуальных отношениях, она становится деструктивной.

Уединение, поход во “внутренние горы”. 

Если мы не будем кормить минотавра духовной пищей, он будет искать пищу вовне, будет жаждать крови. Короткая медитация, чтение философской литературы, прогулка в лесу в одиночестве – вариантов много. Нужно время, когда мы делаем остановку, нажимаем на паузу и прислушиваемся к своему дыханию, к биению сердца, а дальше выходим за пределы тела. Даем пищу для ума и сердца, проживаем смыслы, переносимся в область трансцендентного. Побывав там, возвращаемся немного другими. Это те моменты, когда наш мозг интегрирует переживания, опыт и нас как личностей.

Признание своей агрессивной части. 

Если мы относимся к своей агрессии как к чужому ребенку, душим, прячем в чулан, говорим себе – “это не я”, “это не мое”, стыдимся – он будет мстить. Агрессия будет вылезать в причудливых и затейливых формах. Мозг будет проецировать агрессию – люди вокруг будут казаться агрессивными и жестокими. Это осколок кривого зеркала, застрявший у нас в глазу. Мы будем срываться, но обвинять в этом других. Наша агрессия будет оборачиваться и на нас самих – от непонятных заболеваний и симптомов будет страдать наше тело. Нам необходимо признать “блудного ребенка”, присвоить себе свою агрессию, разрешить и научиться ее любить.

Знание себя, умение находить агрессии время, место и способ выражения означает возвращение отвергнутой части собственной души и энергии жизни.

Автор: Елена Доценко

По материалам: www.b17.ru

Подписывайтесь на паблик-чат Я happy МАМА в Viber

Смотрите также:
10 игр для снятия напряжения и агрессии у ребенка
Когда любовь может быть насилием
Два самых адекватных способа воздействия на детей

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: