СДВГ у девочек и цена неправильного диагноза

Для синдром дефицита внимания и гиперактивности характерны такие проявления у детей, как повышенная активность, плохое внимание, неумение управлять своими импульсами. Это достаточно распространенное заболевание, которое требует своевременного лечения и коррекции для того, чтобы ребенок смог успешно адаптироваться в обществе.



Сложилось мнение, что СДВГ чаще встречается у мальчиков, чем у девочек. Рэй Джейкобсон, журналист и консультант в журнале Института детской психики США, опровергает этот стереотип. Оказывается, девочки также часто страдают от СДВГ, как и мальчики, просто их симптомы отличаются. Это приводит к тому, что им не ставят диагноз и не назначают лечение, что чревато негативными последствиями для детской психики и самооценки.

СДВГ у девочек: Отличия от мальчиковых симптомов и цена неправильной диагностики

Когда я была маленькой

Я всегда была в космосе. В том смысле, что я забывала, теряла вещи, вечно опаздывала, часто люди прекращали мое «витание в облаках» громким хлопком перед моим лицом: «Земля вызывает, Рэй!» — в отчаянии говорили родители, учителя, знакомые. В детстве я могла часами читать, но даже самое простое домашнее задание могло довести меня до слез. «Ты же можешь! Ты же учила!» — твердили родители. «Нет, я не могу», — говорила я. — «Я ненормальная, я не как все люди, со мной что-то не так». Что было «не так», выяснилось, когда мне исполнился 21 год. Оказалось, что у меня синдром дефицита внимания и гиперактивности. Но почему понадобилось столько времени, чтобы поставить правильный диагноз?

Невидимки на видном месте

Доктор Стивен Хиншоу, заведующий кафедрой психологии в университете Беркли, объясняет: «Сначала мы думали, что СДВГ бывает только у мальчиков. Тридцать лет спустя мы поняли, что у девочек он встречается настолько же часто». Почему, в таком случае, у девочек СДВГ выявляют и, соответственно, лечат, намного реже?

Все потому, что у девочек признаки СДВГ другие, часто менее выраженные, не похожие на «классические». Патрисия Куинн, директор и соосновательница Национального ресурсного центра для девочек и женщин с СДВГ, говорит: «Девочки не настолько гиперактивны. Люди себе представляют маленьких мальчиков, которые «ходят по стенам» и думают, что вот так должен выглядеть ребенок с СДВГ, а если девочка ведет себя не столь бурно, то какой же у нее СДВГ?» Тихо «витающие в облаках» троечницы не привлекают столько внимания, сколько «бушующие» мальчики. Взгляд в окно — ничто по сравнению с висением на люстре.



Чем чреват неправильный диагноз

Не вовремя или неправильно поставленный диагноз означает, что девочка не получит надлежащей помощи в учебе и не только: исследования показывают, что недиагностированный СДВГ может критично снизить самооценку у девочек и женщин, а это, в свою очередь, нередко приводит к психическим проблемам. В то время как мальчики с СДВГ обычно стараются выплеснуть наружу свою фрустрацию, обвиняя «тупые контрольные и дурных учителей», девочки с СДВГ чаще винят себя, загоняя внутрь гнев и боль. Также они больше подвержены депрессии, тревожности и расстройствам питания.

В 2012 году доктор Хиншоу и его команда опубликовали результаты исследования о том, что среди девочек с комбинированным типом СДВГ (комбинированный тип СДВГ: присутствуют симптомы невнимательности и гиперактивности-импульсивности. — Прим. ред.) намного выше тех, кто совершил попытку суицида, даже если они «переросли» симптомы гиперактивности и импульсивности в подростковом возрасте.

«Нехватка социальных и академических навыков — то, что они недополучили в школе, – накапливается и с возрастом дает о себе знать», — говорит Хиншоу. Без надлежащего диагноза и понимания окружающих ошибки и неудачи становятся «доказательствами» самообвинения: «Я глупая. Я неудачница. Я ненормальная». Доктор Куинн говорит, что спрашивает родителей о том, говорила ли дочь в детстве, что она тупая: «Сто процентов родителей признаются, что слышали это от ребенка. А если даже тебе 8 лет и ты знаешь, что не способна делать то, что другие делают, то ты начинаешь думать о себе плохо».

Цена борьбы

Сегодня дети имеют больше обязательств и больше возможностей, чем когда-либо. Все их время расписано по минутам между школой, кружками и секциями. Везде надо успевать и во всем надо быть успешными. Если раньше давление общества не было таким нещадным, то девочкам с СДВГ удавалось как-то справляться с симптомами, а теперь — нет. И часто девочки, которые были более-менее успешны в начальной школе, «вдруг» скатываются на неудовлетворительные оценки в средних классах, и выравняться никак не могут.

Кэтлин Надо, директор Центра СДВГ в Чезапике, подчеркивает еще один важный момент: «Девочкам с СДВГ очень трудно «расшифровать» миллиарды нюансов отношений в «девчачьем» мире: что носить, что говорить, как ходить, когда быть уступчивой, когда быть жесткой. От девочек ожидают намного большей настроенности на взаимодействие, большего самоконтроля. Если девочка с СДВГ не справляется с этим, она становится мишенью «вредных девчонок», ее ждет изоляция».



Доктор Хиншоу говорит о трех необоснованных ожиданиях, возлагающихся на девочек:

  • хорошо справляйся с «девчачьими делами»: будь хорошенькой, эмпатичной, вежливой;
  • хорошо справляйся с «мальчишечьими делами»: будь активной, спортивной, веселой;
  • не показывай, что эти невозможные миссии стоят тебе усилий.

«Это действительно невыполнимо для кого угодно», — говорит Хиншоу. — «Для девочек с СДВГ это тройная преграда». Тем не менее, некоторым девочкам с СДВГ удается справиться со всем этим, но цена их успеха очень высока. Иногда мы становимся худшими врагами самим себе, исступленно работая над одними делами, в то время как другие, не менее, а может и более важные дела страдают от нашего невнимания к ним. «Девочки с СДВГ тщательно скрывают свою борьбу ради сохранения видимости компетентности. Но за хорошей оценкой по контрольной мысль: «Я не спала три ночи, чтобы подготовиться, и я так устала, что схожу с ума».

Почему важно назвать все своими именами?

От момента, когда я сказала родителям, что я ненормальная, до момента, когда мне поставили диагноз, моя самооценка получала сокрушительные удары. Я думала о себе, как о дефективной, тупой, не такой способной, как все. И вот, когда диагноз был поставлен, оказалось, что те вещи, которые я могу и/или не могу делать, — не какие-то относительные категории «тупости» и «таланта», а вполне закономерные параметры. Я смогла посмотреть на себя и свои особенности со стороны, понимая, что я просто не могла справиться с чем-то в силу синдрома.

Доктор Хиншоу говорит: «Некоторым девочкам нужны очки, некоторым терапия от СДВГ. Это проблемы, которые поддаются коррекции, это не то, что определяет человека как личность». Поэтому назвать проблему, то есть установить диагноз, очень важно. Я надеюсь, что новые исследования и обсуждение этой проблемы поможет нашим детям.

Автор: Рэй Джейкобсон

По материалам: www.womo.ua</p



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: