Насколько вы честны по отношению к ребенку

“Относись к другим так, как хочешь, чтобы относились к тебе”, – говорим мы ребенку, когда хотим научить быть милосерднее, честнее и добрее к другим. По-моему, это отличный педагогический прием, когда ребенок может прочувствовать на себе свое отношение к другому человеку.

Но часто ли сам взрослый пользуется этим способом в отношении детей, представляя себя на их месте? Иногда с родительского (или педагогического) пьедестала не так-то легко различить и понять чувства маленького человека. Нам, под грузом своих знаний и опыта, не очень-то хочется примерять на себя роль ребенка, потому что нам бы очень многое не понравилось, многое бы нас озадачило и обидело.

Насколько нравственно ваше поведение по отношению к ребенку

Мне не нравится, когда мальчикам говорят: «Хватит плакать, что ты как девчонка!» Даже не знаю, что хуже в этой фразе – то, что мальчикам запрещают открыто выражать свои чувства, или то, что формируется предвзятое отношение к девочкам. Нельзя осуждать эмоции. Если я плачу, значит мне плохо. Если мне в этот момент скажут: «Что ты нюни распустила!», то легче мне от этого не станет. Станет только хуже, потому что в момент, когда я нуждаюсь в поддержке, я получаю осуждение.

Мне не нравится, когда ребенка, который никому не дает свои игрушки, называют жадиной. Это его собственность. Имеет право. Интересно, если попросить у осуждающего детскую жадность взрослого его мобильный или ключи от машины, он отдаст или будет жадничать? «Не хочешь – не делись» – это правильно. «Хочешь поделиться – делись» – тоже правильно. Ключевое здесь – «Хочешь». Неправильно, когда ребенок делится под давлением внешних факторов (потому что НАДО, иначе взрослые будут стыдить). Правильно, когда ребенок делится, потому что у него есть внутренняя потребность поделиться. Задача взрослых – сформировать желание делиться. Делиться игрушкой, конфетой, свободным временем, душевным теплом. Это лучше делать личным примером. Не объясняйте, что нужно делиться. Просто делитесь сами.

Мне не нравится, когда разговаривают с ребенком с высоты своего роста. В диалоге я всегда приседаю до уровня детских глаз. И не только я. Знаю еще одного «приседающего» педагога. Ей 72 года. Она все еще работает в детском саду. У нее отличная физическая форма. Может быть потому, что она часто приседает? В переговорах есть такой прием-манипуляция, когда одна из сторон внезапно встает, нависает над столом, и из позиции сверху начинает давить аргументами на собеседника – равенство сторон моментально стирается. Начальник, выходя из себя, тоже вскакивает и отчитывает подчиненного из позиции сверху, чтобы принизить его даже на невербальном уровне. Лично мне неприятно, когда со мной разговаривают не на равных. Представляете, как себя чувствует ребенок, с которым целый день общаются свысока?

Мне не нравится, когда в присутствии ребенка взрослые начинают его обсуждать в третьем лице. «Ну и как он сегодня себя вел?» Абсурдность ситуации легко понять, если представить, что в кабинет заходит директор и спрашивает руководителя отдела продаж: «Ну как новый менеджер?» А руководитель отвечает: «Да тормозит пока, ошибки делает, но старается, посмотрим, может и выйдет толк. А нет, так уволим…» А новый менеджер при этом сидит за соседним столом с пылающими ушами и вжимается в кресло…

Мне не нравится, когда двухлеток в садике учат обращаться к воспитателю по имени и отчеству. Им, во-первых, трудно выговорить Анна Александровна, а во-вторых, непривычно, ведь до прихода в садик они всех звали только по имени. Адаптация к садику – и без того сложный период для малыша. Не надо дополнительно усложнять введением в обращение отчества. Малышу привычней, комфортней обращаться просто – Аня. Это способствует установлению контакта и облегчает адаптацию. По этой же причине я предпочитаю Ты-обращение, а не Вы-обращение к педагогу ясельной группы. Обращение на Вы уместно, когда надо подчеркнуть дистанцию, субординацию, авторитет педагога. Но не в этом нежном возрасте. Какая может быть дистанция и субординация, если нужно ребенку вымыть попу, подтереть сопли, сменить мокрые трусы? В этих вопросах субординация и официоз только мешают. Взрослые ведь тоже неохотно посвящают начальство в подробности интимной жизни. Если они и могут обсуждать с директором геморрой, то только тот, который вызван новыми требованиями по договору, а не тот, который внезапно «зацвел» в интересном месте… В интересах ВыАнныАлександровны снизойти до уровня панибратского «Аня», и тогда никто из группы не будет стесняться чужой важной тети и валить в штаны, спрятавшись за шторку… Пройдет год, и ребенок, уже владеющий всеми навыками самообслуживания в вопросах гигиены, легко перестроится на новые правила обращения к педагогу. Проверено.

Мне не нравится, когда ребенка заставляют доедать порцию до конца и обязательно с хлебом. Мне не нравится, когда выдвигают условия, что второе только после супа, а компот после второго. Если ребенок хочет пить – пусть пьет. Компот до супа, после супа или вместе с супом – это право выбора ребенка. Взяв в столовой комплексный обед, я сама решаю, в какой последовательности буду есть блюда. Если бы в этот момент рядом встал работник столовой и на весь зал стал комментировать: «Почему капусту в супе оставила? Ешь с хлебом! Рано за компотом тянешься!», то столовая моментально потеряла бы в моем лице клиента.

Есть золотое правило нравственности – общаться с другими так, как хочешь, чтобы общались с тобой. Почему-то на детей это не всегда распространяется. Насколько нравственно ваше поведение по отношению к ребенку, легко понять, просто поставив себя на его место.

Автор: Анна Быкова

По материалам: www.annabykova.ru

Смотрите также:
Почему не стоит насильно кормить ребенка
Почему быть ленивой мамой — хорошо
Другая сторона материнства, или Что дети дают матери



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: