Марина Аромштам: “Чему нас учит сказка про курочку Рябу?”

Ольга Крамаревич
Детский психолог, любящая мама и жена. Работаю с детьми и семьями с детьми индивидуально и в группах. Люблю детей, а они меня. В свободное время занимаюсь рукоделием и спортом. Являюсь соавтором сайта для родителей и детских психологов
Детский психолог, любящая мама и жена. Работаю с детьми и семьями с детьми индивидуально и в группах. Люблю детей, а они меня. В свободное время занимаюсь рукоделием и спортом. Являюсь соавтором сайта для родителей и детских психологов... показать

курочка ряба

Абсолютно всё познавательно-расширительное, развивающее память, внимание, мышление, речь, логику, сенсорику, устный счет, риторику и прочее, – все, что требуется маленькому ребенку, есть в хороших детских книгах с интересными ХУДОЖЕСТВЕННЫМИ текстами и выразительными картинками.

Художественное должно стоять во главе угла по одной простой причине: оно эмоционально насыщено. А эмоции в жизни малыша играют огромную роль, гораздо более существенную, чем в жизни взрослого. Эмоции – это так называемая коммуникационная база человеческого развития. Среди важнейших достижений младенца первых месяцев жизни – способность улыбаться в ответ на обращение взрослого. Более того: эта способность – залог речевого развития. Из этого эмоционального контакта, из положительных эмоций взаимодействия и вырастает детская речь. Лиши младенца такого опыта – эмоционально взаимодействовать с близким взрослым, вступать с ним в личное общение – и получишь задержку психического развития, как это обычно происходит в домах малютки. Эмоция лежит в основе детского познания: я реагирую на то, что мне интересно, что меня привлекает. Эмоция – это тот локомотив, который доставляет в детскую голову познавательный материал.

А художественное – это то, что заряжено эмоциями. Поэтому художественный текст позволяет усваивать информацию легко и между прочим. Кроме того, художественный текст – это еще и грамматически выстроенная речь. С одной стороны – эмоционально насыщенная, с другой – грамматически выстроенная. А грамматика языка, то есть структурные возможности языка, отражают способы мышления. Поэтому психологи и считают детскую речь одним из важнейших показателей общего развития. В частности – уровня мышления.

Но и это еще не все аргументы в пользу чтения художественных книг.

Да, маленький ребенок – существо сверхэмоциональное, для которого эмоции чрезвычайно важны. Однако эмоциональная сфера, как и все человеческое, с возрастом развивается. Развитие идет по двум направлениям. С одной стороны, эмоции усложняются и становятся более разнообразными. С другой стороны, ребенок обучается своими эмоциями управлять.

Потому что эмоции – не только основа общения, это еще и самая древняя форма общения. Бесконтрольные эмоции взрослого – страшная вещь. Маленький в аффекте замахивается кулачком, взрослый убивает. Собственно, все цивилизационное развитие можно рассматривать как попытку «приручить» аффекты, придать эмоциям культурную форму.

Для этого существуют ритуалы и обряды: похоронный – культурная форма выражения горя, свадебный – культурная форма выражения желания.
А еще есть искусство, и в частности – художественные тексты, которые, в ряду прочего, способствуют развитию эмоционального мира и учат культурным способам выражения эмоций. (Усложнение эмоционального мира тоже можно рассматривать как препятствие на пути у бесконтрольного аффекта.)

Родители до сих пор позволяли себе относиться к эмоциональному развитию ребенка как к чему-то второстепенному. Собственно, все наше общественное устройство с его презрительным отношением к «талантливым балалаечникам» к этому располагает. Нам кажется, что эмоциональное развитие не имеет никакого отношения к реальной жизни. Вот память – да, внимание – да. И психологам тоже так казалось в течение долгого времени. Но потом они кое-что поняли и ввели в науку новый термин – «эмоциональный интеллект». И даже провели долговременный эксперимент, с помощью которого попробовали показать его роль в жизни человека.

Группе детей пятилетнего возраста предложили угоститься зефиром. Перед каждым малышом положили одну зефирину, а потом взрослый вдруг сказал: «Мне нужно срочно уйти. Кто не съест зефир до моего возвращения, получит добавку». Кто-то из детей схватил сладости еще до того, как экспериментатор скрылся за дверью. Но были и такие, кто нашел в себе силы воздержаться от мгновенного удовлетворения желания ради отсроченной добавки. Именно эти дети, как выяснилось впоследствии, стали успешными учениками. А еще через какое-то время, уже став взрослыми, они оказались чрезвычайно удачливыми в решении жизненных проблем и в профессиональном становлении. В чем тут дело? В контроле над эмоциями. В умении тормозить сиюминутные желания. Можно сказать, что успешен более зрелый.

Причем здесь чтение?

Давайте возьмем для примера хрестоматийную «Курочку Рябу». Различные ее версии – предмет для интереснейших филологических изысканий. В той форме, в которой она известна нам, а именно в обработке Ушинского, эта сказка представляется абсолютным абсурдом и происходит в ней совершеннейшая бессмыслица. Если курочка Ряба снесла удивительное яичко, зачем было по нему изо всех сил колотить? Что хотели от яичка? Золотые скорлупки? Тогда почему так горько рыдали, когда это желание вдруг исполнилось?

Но все эти странности можем увидеть только мы с вами. Для ребенка полутора-двух лет наличие очевидных логических неувязок в сказке совершенное не важно. Для него важно, что в сказке присутствует опознаваемое действие: «бил-бил – не разбил» (сколько кубиков выкинуто из манежа, сколько было совершено других усилий подобного рода – бить одним об другое, бить об пол и т.п.) и опознаваемая эмоция: «Плачет дед, плачет баба» (что такое «плачет» – очень-очень понятно). Знакомое действие вызывает знакомую эмоцию.

И если вы позволите себе немного артистизма, если вы изобразите, как именно плачет дед («У-у-у») и как плачет баба («И-и-и»), ребенок придет в восторг. Он поймет, что вы эмоцию имитируете. А это – как вызвать дождь по собственному желанию, манипулирование стихией. То, что можно изобразить, лишается своей абсолютной силы.

Но можно и без артистизма. Достаточно просто прочитать сказку – а ребенок опознает эмоцию. Знакомую ему эмоцию – «плач». Посмотрит на нее, так сказать, со стороны. И это – движение в направлении самопознания.

По-моему, опознание эмоции, соотнесение себя с происходящим в тексте – ничуть не менее важная штука, чем без конца пересчитывать тараканов на печке деда и бабы или определять, где в данный момент лежит яичко – «на», «под» или «за».

Это не значит, что нельзя рассматривать вместе с ребенком картинки и импровизировать над ними. Но нельзя «уводить» ребенка при рассматривании картинок из того эмоционального поля, в которое он погружается при чтении. Нельзя набрасываться на ребенка с «развивающими заданиями», не имеющими отношения к его переживанию: это разрушает восприятие текста.

Марина Аромштам
Источник

Смотрите также:
Воспитываем малышей сказкой!
29 книг, которые стоит прочитать с детьми, по мнению легендарного Хаяо Миядзаки
10 небольших по объему книг, которые можно прочесть за выходные



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: