Кто такие вундеркинды и надо ли их воспитывать по-особенному

Юлия Корж
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.

Все дети талантливы, и при благоприятных условиях их способности быстро развиваются. Правда, бывают такие родители, которые во что бы то не стало хотят воспитать выдающуюся личность. Тогда детство у ребенка заменяется бесконечной чередой развивающих занятий, полезных кружков и корпением над учебниками.

Но ведь есть и действительно одаренные дети, талант которых не заметить очень трудно. Их принято называть вундеркиндами или гениями. У родителей такого ребенка, конечно, возникает масса вопросов о его воспитании.

Как воспитывать вундеркинда

Пришло на почту письмо: «Расскажите о воспитании одаренных детей. А то из ваших материалов, простите, но складывается такое впечатление, что всяких там слабоумных и с отклонениями вы нежно любите, а про одаренных детей если и пишете, то только про то, как это опасно и как родители делают все неправильно. Почему вы их не любите? И напишите же, наконец, как правильно, чтоб мы знали».

Получив это письмо (видимо, от родителя одаренного ребенка?), я сначала, конечно, посмеялась. Потом пожалуй что разозлилась. Потому что в очередной раз убедилась в том, что идея «правильного» воспитания крепко засела в современных родительских мозгах. Может быть, они думают, что и для взрослого человека, и для любого общества есть единственный «правильный» способ существования и функционирования? И к нему-то как раз и должно подготовить «правильное» воспитание?

Потом я перестала и смеяться, и злиться, и решила написать про вундеркиндов. Тем более что я их достаточно много видела.

Итак.

Во-первых, вундеркиндов, то есть детей, которые могут, знают, умеют то, что еще не умеют их сверстники, можно искусственно выращивать из детей самых обычных. Для этого есть методики и масса экспериментальных данных. Один из самых известных русско-советских экспериментов — семья Никитиных. Благодаря продуманному методическому комплексу, изобретенному Никитиным-отцом, и поддержке его жены, все семеро совершенно обычных детей этой пары довольно долго развивались весьма ускоренно. Очень рано начали читать, писать, брать интегралы, подтягиваться на турнике и пр. В результате получилось семеро нормальных, ничем не выдающихся взрослых людей с весьма специфическим детством. Хорошо это или плохо? Да никак! Если родителю хочется развлекаться с подобными методиками, он, разумеется, имеет на это право. Почему нет? Надо просто понимать, что конкретно мы делаем. Проезжаем часть детства, очень быстро крутя педали. Потом, разумеется, оказываемся все в том же, запланированном природой месте — в итоге получается обычный взрослый человек. Никаких одаренных детей в этом случае на сцене не присутствует. Есть энергичный или педагогически одаренный (как в случае с Никитиным) родитель.

Во-вторых, нам может достаться ребенок с ускоренным от природы развитием. Так случается. Этого ребенка не нужно учить читать по методикам — он сам в четыре года научится. И знания будет сам запрашивать, и всякие учебные навыки обретать скорее, чем его сверстники. Но одеваться, вероятнее всего, научится тогда же, когда и все, и кровать за собой убирать — тоже. Такому ребенку нужно дополнительное внимание. Интеллектуальное развитие не педалировать (он сам возьмет), а вот что у него с физическим, социальным и, особенно, эмоциональным развитием — смотреть внимательно и при необходимости корректировать. Учить общаться со сверстниками, учить понимать свои и чужие чувства.

И наконец, в-третьих, настоящий вундеркинд — ребенок, который развивается не ускоренно, а по-другому, и это «по-другому» никак не назовешь нарушением. 

Оставим в стороне всем известные «специальные ранние детские одаренности» — художественную и музыкальную. Я о них когда-то писала, да и с ними, в общем-то, все ясно — их ни с чем не перепутаешь. А если не они?

Когда-то знакомая учительница начальных классов принесла мне работу своего ученика, мальчика-второклассника. Она задала им написать два завершающих тему абзаца текста на тему сказок Пушкина. Дословно я, конечно, не помню, но суть работы была такая: когда я читаю сказки Пушкина, мне страшно. Потому что я вижу, понимаю: он всегда знал, что его убьют, и именно — застрелят. Тюк — и все. Он, как и всякий писатель, видел себя в своих героях. Часть от него — в каждом. У него высокая самооценка: «и назовет меня всяк сущий в ней язык». Он — царь, он — священник. И везде у него это, от которого мне страшно. Царя Дадона до смерти клюнул петух. Попа — до смерти щелкнул Балда. Мы не проходили «Руслана и Людмилу», но я ее читал и видел портрет Натальи Гончаровой и хотел бы знать — с кем из героев Пушкин ассоциировал себя? Не с Черномором ли?»

Это еще не конец. Нажимай на кнопки ниже, чтобы смотреть продолжение. Также не забудь написать в комментариях все, что думаешь, и поделиться этой записью в Facebook.



Далее: 1 2

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: