Как поступать родителям в детском конфликте

Юлия Корж
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.

Для ребенка семья должна быть надежным тылом, откуда он может ждать любой помощи. Но вот наблюдается странный парадокс, что мы воспитываем детей по любому поводу: как вести себя в гостях, при старших, как учиться, как добиваться целей. Но не как решать конфликты. Традиционная модель взрослых, если происходят детские разборки, обиды, гонения и даже травля – сами разберутся. Этакая подготовка к взрослой жизни, закаливание характера. Особенно этим страдают родители мальчика, оставляя в душе ребенка неизгладимые шрамы – никто не помог, никто не заступился.

Детские ссоры и конфликты – это неизбежная часть детства. И равнодушие и беспомощность взрослых в этом вопросе – это тоже настоящая беда. Потому что это мы должны защищать своего ребенка, помогать ему правильно осмыслить ситуацию, разобраться, и вмешаться, если ребенок не справляется сам. Или, наоборот, остановить его, сказать, почему он поступает плохо. А не ждать, что дети сами дойдут до принципов человечности и умения выходить из конфликтов.

Сами разберутся?

Дело было во втором классе. У нас был хулиган Леха. Такой маленький юркий мальчишка с волчьими глазами. Он получал удовольствие от того, что обижал слабых. Да, Леха был трусом, но я этого тогда не понимала. И очень его боялась. Он подходил и бил девочек, мальчишек послабее, или в паре с кем-то нападал. Сидя на скамейке, ставил подножки, бросался пластмассовыми шариками, камнями или чем придется, обзывался и гоготал. Я обходила Леху стороной. Если нужно было куда-то идти и путь лежал мимо него, я холодела, в животе ныло от ужаса, и я… никуда не шла. Даже если было очень надо. Лишь бы не столкнуться с ним.

Он, конечно, сильно отравлял жизнь девочкам нашего класса. И вот однажды он ударил меня. В раздевалке. В живот, кулаком. Я не могла разогнуться до дома — так было больно. Дверь открыла мама, которая как раз пришла на обед. Выслушав первые пару предложений, она взяла меня за руку и ринулась к нашему хулигану. Сначала она устроила ему такую головомойку, что проходившие мимо старшеклассники вытянулись в струнку. Потом пошла к его родителям и сделала внушение им. Заодно и ближайшим соседям, как мне показалось. С тех пор Леха обходил меня за километр, а вместе с ним и все его «товарищи». Словно испарился. А я забыла о его существовании, и моя жизнь в школе стала протекать намного спокойнее.

Еще с нами в классе училась девочка, как бы это правильно сказать, — не совсем здоровая. Не знаю, что с ней было точно, но явное отставание в развитии и повышенная эмоциональность. Стоит ли говорить, что она была любимой мишенью Лехи и ему подобных? Над ней открыты и жестко издевались. Самое невинное – загоняли в угол школьного коридора и травили: пугали, делали вид, что вот-вот набросятся, рычали, дергали за косички… На это было больно смотреть. Она плакала, кричала, иногда, беспомощно зажмурив глаза, махала перед собой портфелем, отгоняя обидчиков. Помню, как мы с подружкой пытались за нее заступаться, закрывали ее, прятали, утешали, когда она плакала, жаловались учительнице. Но это мало помогало. Через день все начиналось заново. Меня тогда очень удивляло — где ее мама? Папа? Почему не придут в школу и не разберутся с обидчиками дочери? Нас, детей, они не слушают, а взрослых послушают (мой личный пример — тому доказательство). А Эвелина (так звали ту девочку) ответила: «Мама сказала, что я должна сама разбираться. Она не будет вмешиваться». В моей детской голове это никак не укладывалось. Если честно, не укладывается до сих пор…

Это еще не конец. Нажимай на кнопки ниже, чтобы смотреть продолжение. Также не забудь написать в комментариях все, что думаешь, и поделиться этой записью в Facebook.

Далее: 1 2

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: