Если у ребенка проблемы – начинать нужно с родителей

Юлия Корж
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.

Опытные психологи и педагоги с грустью замечают тот факт, что проблемы у ребенка – это часто следствие родительских ошибок в воспитании. Родителям очень хочется, чтобы дети оправдывали их представления о том, какие они должны быть. Если взрослый человек не в состоянии контролировать свои желания и требования, то он может нанести существенный вред психике (а иногда и здоровью) ребенка.

Но самая большая проблема в том, что родители часто не осознают, что в лечении и психологической помощи прежде всего нуждаются они. Психолог Ольга Подольская о том, почему начинать решать детские проблемы надо с родителей.

Как не надо разблокировать детскую агрессию

Я – человек, ушибленный детской психологией: я в ней 8 лет работала, пока не кончилось мое человеческое терпение. И готова поклясться на самом дорогом: если у ребенка проблемы – начинать нужно с родителей.

Среди них эта точка зрения непопулярна, вестимо: людям хочется считать, что с ними-то в порядке все, это просто у ребенка “агрессия заблокирована”. Но так не бывает! Блокирование агрессии – это влияние социума, вне социума биологическая агрессия никаких преград не имеет, а социум для ребенка – это родители и есть. Им и приходится как-то учить ребенка обходиться с этой самой агрессией, учитывая внешние обстоятельства; как научили – так он и действует.

Поэтому единственное, что мне на самом деле хочется сказать – чтобы у здорового ребенка не было психологических проблем, родителям нужно решить свои. Пройти личную психотерапию. Желательно, конечно, еще до его рождения, потому что воспитание начинается с первого дня жизни. (Меня несказанно радует, кстати, что люди именно с таким запросом уже появляются; но тут еще есть куда расти обществу в целом.)

Помните возрастную периодизацию?

В применении к агрессии это будет выглядеть так:

  1. 0-1 год – биологическая агрессия ребенка выражается в исследовании окружающего мира. И тут ему нужна защита от опасностей этого мира, и поддержка его любопытства. Поменьше запрещать, но при этом охранять, чтоб юный исследователь в духовке не сгорел.
  2. 2-3 года – биологическая агрессия выражается в исследовании + преобразовании этого мира. И тут опять нужна защита и поддержка – научить преобразовывать этот мир более конструктивно, понимать свои желания и способы достижения целей. Если родители своих желаний не понимают, как они могут желания ребенка принять и научить их осуществлять?
  3. 4-6 лет – биологическая агрессия выражается в исследовании этого мира, его преобразовании, и защите своих границ. Запреты на этом этапе – нормальная часть жизни, но и тут опять нужна защита, поддержка, и установление границ – если у родителей нет ясности с собственными границами, откуда у ребенка возьмется уверенность в своих?

Видите, везде звучит – “поддержка, поддежка, поддержка”?

А на деле получается вот что.

Приходит папа с сыном. Ребенок 5 лет, робкий какой-то, не мужик растет, в общем. Темноты боится. Чтобы сделать его посмелее, папа закрывал его в ванной. Ребенок бился и рыдал там в темноте, но папа очень хотел разблокировать его агрессию! В результате обращение – по поводу энуреза. Писается ребенок по ночам, у ребенка проблемы, у папы “проблем нет”, разумеется. И как предлагаете этого несчастного ребенка лечить? С таким-то папой? Тут если у ребенка разблокируется агрессия – его ж вообще папаня придушит, с его-то методами воспитания.

Приходит мама. Девочка у нее какая-то несмелая, сделайте посмелее. Поставили ее на табуретку – а она стишок не прочла, зарыдала и убежала. А маме же надо похвастаться перед родственниками! Она этот гребаный стишок с дочкой две недели учила! Она ее догнала и на табуретку опять водрузила, потому что смелости послать нафиг этих самых гостей у самой-то мамы не нашлось. В результате – у ребенка заикание и боязнь людей в принципе. Как предлагаете ребенку действовать? Ее ж от заикания вылечишь – мама ее опять на табуретку поволочет, невзирая на желания самого ребенка…

Снова мама. Нет у дочери никакой инициативы, кошмар-кошмар! А однажды дочка маму не послушалась, инициативу проявила – так мама легла на диван и сделала вид, что умерла вообще. Ребенок, ясен пень, в шоке, какая уж тут к чертям инициатива, когда от любого проявления собственной воли мама умереть может?

Вы думаете, это какой-то страшный ужас, троглодиты от родителей? Да нет, это прекрасные все люди, в те незапамятные годы, двадцать лет назад, знающие о существовании психологов и беспокоящиеся о своих детях. Бывали и гораздо хуже, я просто лично о них не знаю ничего.

И нет, конечно же, я глубоко уверена, что мои читатели не закрывают детей в ванной и не притворяются мертвыми в качестве меры воспитания. Вы не таковы.

Но для нормального проявления конструктивной агрессии у здоровых детей все, что им нужно, – положительный пример и поддержка. А это значит – биологическая агрессия родителей должна быть достаточно присвоена, чтобы родитель имел возможность защитить свои границы и границы ребенка во внешнем социуме корректным способом, с одной стороны, – а с другой стороны, у родителей должно быть достаточно любви, чтобы принимать ребенка со всеми его особенностями, и проявлениями его желаний в том числе. То есть, чтобы понимать, что ребенок – отдельный человек, и это корректно учитывать, не подчиняясь его желаниям все время – но и не игнорируя их, а часто даже помогая в осуществлении.

В общем, понимаете, золотая середина нужна. К счастью, в большинстве случаев родители нормально чувствуют, где в отношении их собственного ребенка находится эта золотая середина. Дети-то все разные, и количество поддержки им может понадобиться разное тоже. Но бывает, что чувствовалка нарушилась – и тогда нужнее личная терапия, чувствовалку править, чем какие-то технические рекомендации.

Автор: Ольга Подольская 

По материалам: www.olga-podolska.livejournal.com

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: