Эмоции ребенка и родительская самооценка

Юлия Корж
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.
Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.

Не все возможно предугадать и идеально распланировать, даже если вы следовали самым лучшим советам. Особенно в том, что касается жизни и воспитания детей. Поэтому может произойти так, что родители будут чувствовать себя полным неудачниками, когда теряют контроль над поведением своего ребенка. Хотя и поступали так, как описано в лучших книгах и методиках или, по крайней мере, пытались. Они чувствуют, что потерпели поражение и начинают думать, что они – плохие родители. Потому что хороший родитель нашел бы подход к своему ребенку, несмотря ни на что.

Но так ли это? Современным родителям, которые с увлечением подходят к вопросам воспитания своих детей, бывает тяжело отойти от идеала, который живет в их головах. Они склонны чересчур критично относиться к себе и болезненно реагировать на неизбежные неудачи, которые подстерегают их в воспитательном процессе. Им хочется гарантировать себе успех на родительской ниве. Но для того, чтобы родительство не превратилось в пытку с поиском виновных, надо принять как факт, что все может пойти не так, даже если вы поступали очень правильно и разработали идеальную стратегию.

Не принимайте на свой счет: эмоции ребенка – не всегда отражение вашей состоятельности как родителей

Он, такой маленький, бьется на полу в ярости и отчаянии. Он безутешен и игнорирует все мои попытки успокоить его. У меня смутное чувство, что это моя вина, это я не справилась. Что я могла сделать, чтобы этого не случилось? Сегодня я недостаточно хорошо предугадывала трудности смены видов деятельности, не смогла облегчить ему переход от игры к обеду, а затем к смене подгузника? Не уделила ему достаточно внимания днем, постоянно отвлекаясь на бесконечный список дел, которые я никак не могу завершить?

С тех пор как 16 месяцев назад родился сын, я часто борюсь с тем, что меня целиком поглощают его сильные эмоции. Мне сложно не принимать его поведение на свой счет, не чувствовать себя виноватой, когда ему трудно. Я задаюсь вопросом: не злоупотребляю ли я одним, пренебрегая другим?

Я точно не знаю, когда я начала чувствовать ответственность за эмоции других людей, но подозреваю, что несу этот факел уже достаточно давно. Просто сейчас, когда я живу с этим маленьким человечком, способным испытывать такие большие чувства, это стало более очевидным. И по мере того, как он становится старше, эмоции лишь усиливаются.

Окружающие только все усугубляют. Нас, новоиспеченных родителей, уязвимых и постоянно недосыпающих, со всех сторон забрасывают советами. Несомненно, некоторые из них оказываются полезными. Но они также создают у нас неверное представление – мол, если мы все будем делать «правильно», младенцы будут спать всю ночь напролет, а тоддлеры (тоддлер – возраст детей от 1 года до 3 лет) никогда не будут устраивать истерик.

И мы начинаем оценивать свое родительство, глядя на поведение детей.

Считать так – это не только обрекать себя на нескончаемую фрустрацию. Это также может привести к ощущению собственной никчемности как родителя: когда ваш младенец – что бы вы ни делали – просыпается по три (а то и по четыре-пять) раза за ночь, когда ваш тоддлер безутешно ревет, стуча головой об пол, а вы стоите, смотрите на все это и не знаете, что вам делать.

Ваша самооценка может оказаться в сильной зависимости от поведения ребенка. Кажется, что окружающие осуждают вас, а вы осуждаете себя, и неминуемая истерика будто только подтверждает всё это. Хуже того – вы чувствуете, что не справляетесь со своим ребенком. И мучительное чувство собственной неполноценности уже не отпускает вас.

По крайней мере, со мной так часто происходит.

Как и во многих трудностях родительства, дело тут больше не в ребенке, а во мне. В моем непреклонном стремлении к несуществующему идеалу. В моем собственном неумении справляться с сильными эмоциями. В моем стремлении сделать так, чтобы моя жизнь выглядела более упорядоченной, чем она есть на самом деле. В моей склонности путать небезразличие к своим любимым с ответственностью за их эмоции.

Умом я понимаю, что сильные чувства моего сына – это нормальное явление. Многое из того, что он хочет сделать, для него недостижимо в буквальном и переносном смыслах. Ему нужен выход для фрустрации – и чтобы я во время этой бури оставалась спокойной. Ему нужно, чтобы я отделяла собственный дискомфорт, связанный с этими эмоциями, от его собственных переживаний, не принимала его чувства на свой счет, и чтобы он чувствовал себя любимым, даже когда – нет, особенно когда – ему трудно.

Быть родителем не означает в совершенстве владеть определенными навыками. Задача в том, чтобы создать любящие, уважительные отношения с другим человеком. В том, чтобы отпустить контроль, которого у вас, возможно, никогда и не было, понять, что ваши усилия не могут и не должны препятствовать тому, чтобы ребенок приобретал свой собственный жизненный опыт.

Я учусь принимать тот факт, что, хотя мое влияние и велико, даже если я буду делать лучшее из возможного, это не гарантирует успеха. Мой сын – отдельный человек, со своими сильными качествами и задачами, у него свой собственный жизненный путь. Отделяя собственную самооценку от его поведения – от него самого – я даю нам обоим разрешение быть собой.

Когда я не принимаю его эмоции на свой счет, не рассматриваю его поведение как укор в мой адрес как родителя, я могу любить его безусловно. А он может полностью быть самим собой, свободно выражать бурные эмоции и быть уверенным, что его примут, невзирая ни на что.

Автор: Селена Хоффман

По материалам: www.alpha-parenting.ru

Смотрите также:
Опасно: идеальные родители!
Одно фото — 18 мнений о стандартах красоты. Как видят идеальную женщину в разных странах
14 секретов красоты для тех, кто хочет выглядеть идеально даже в мелочах



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: