Безделье – вот в чем нуждаются современные дети

Юлия Корж

Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.

Мама и педагог. Интересуюсь вопросами воспитания и развития детей.

У наших детей очень активный образ жизни. Особенно, если им повезло с неравнодушными родителями, которые стремятся занять ребенка полезными занятиями. Все оставшееся время дети проводят с гаджетами. Наверное, уже и не встретишь ребенка, погруженного в свои мечты, а не в переписку в телефоне.

Праздность, лень – все это состояния, с которыми мы пытаемся бороться и стараемся приучить детей занимать активную позицию, достигать хороших результатов, стремиться к новым целям. Пользу такого подхода опровергают ученый-нейрофизиолог Эндрю Смарт в своей книге “О пользе лени: Инструкция по продуктивному ничегонеделанию”.

Оказывается, безделье стимулирует мозг лучше работать, а чрезмерная бурная деятельность грозит нервными срывами и истощениями у детей и взрослых.

Зачем ребенку праздность?

Забавно, но в культуре, одержимой оптимизацией детского развития, обнаруживается все больше подтверждений тому, что отсутствие налагаемых извне целей играет решающую роль в развитии мозга. Из-за постоянных внешних требований и занятий, в которых дети вынуждены принимать участие, а также из-за бесчисленных часов, проведенных за электронными приборами, у наших чад остается все меньше времени на самонаблюдение, осмысление социальных событий и эмоциональных откликов, на рефлексию.

Более того, у детей, как и у многих взрослых, может развиться неприятие праздности. И тогда, оставшись наедине с собой, они испытывают чувство, которое возникает у курильщика, тоскующего по сигарете: суетливое отчаяние. Ребенок ищет внешнюю стимуляцию в электронных приборах, в одобрении учителей и других взрослых.

В недавней статье “Отдых — не безделка: влияние сети пассивного режима работы мозга на развитие и образование человека” психологи Мэри Хелен Иммордино-Янг, Джоанна Кристодулу и Ванесса Сингх предположили, что погружения в мечты и прочие состояния, сопровождаемые рассеянностью, играют важнейшую роль в развитии социальных навыков.

Авторы проанализировали исследования сети пассивного режима работы мозга за последние десять лет и обсудили влияние этой структуры на раннее развитие и обучение человека. Они утверждают, что, если жизнь ребенка наполнена “систематически высокими требованиями удерживать внимание на внешних объектах”, у него будет нарушено развитие способности к рефлексии, к осмыслению опыта и формированию связей между воспоминаниями и текущими событиями.

Детскому мозгу нужно время, чтобы осмыслить события дня, увязать их между собой и вписать в более широкий внутренний контекст, в собственную формирующуюся личность. Этот процесс осуществляется лишь в праздности. Детям каждый день нужно подолгу отключаться от внешнего мира с его требованиями и ожиданиями. Возможно, для укрепления душевного здоровья почти все детство должно быть отдано мечтам, бесцельным играм и беспечной радости.

Иммордино-Янг и ее коллеги пишут, что навыки “конструктивной внутренней рефлексии” благотворно сказываются на эмоциональной компетентности детей и их общем самочувствии. А когда внимание ребенка весь день направлено вовне, его способность понимать, “какое значение все это имеет для мира в целом и для моей жизни в частности”, ослабевает.

Так же, как мускулам нужно время, чтобы восстановиться после тренировки, мозгу требуется передышка, чтобы прийти в себя после контактов с внешним миром. Например, исследования показывают, что молодые люди, которые часто обмениваются текстовыми сообщениями, набирают меньше баллов в тестах, измеряющих нравственную рефлексию. Возможно, это происходит потому, что при каждом новом послании включается сеть целевой активности, которая подавляет сеть пассивного режима работы мозга. Мы начинаем больше идентифицироваться с телефоном в кармане, чем с разумом в собственной голове.

Очевидно, что отдаленная цель родителей, ориентированных на сверхдостижения (Overachievement Oriented Parenting), — протолкнуть чадо в лучший университет. Это главный символ престижа в Соединенных Штатах. И там студенты погружаются в мир безумной активности и деловитости, подобных которым они еще не знали. В недавней статье Крейга Ламберта в Harvard Magazineо о «старшекурсниках-супергероях» одна из студенток призналась: “Учиться здесь — как осмелиться переплыть бассейн, не дыша. Каждый заплыв — семестр. Но я хочу сделать все, что от меня зависит”. Разумеется, она совершенно измотала себя. Ее усталость имеет несколько уровней: сперва возникает “чувство отупения, как будто ты все время пьяна и не вполне понимаешь, что происходит”. Потом, как она говорит, “есть особый уровень усталости, когда чувствуешь, будто в голове ничего нет. Последние четыре недели было именно так. И еще я часто болею”. Частые болезни — признак того, что человек действительно доводит себя до ручки. Если вы часто болеете, это значит, что вы не справляетесь.

Современное поколение студентов в элитных университетах готовят, организуют, натаскивают и направляют, не оставляя им времени задуматься о своих подлинных интересах. Более того, в статье отмечено, что, когда администрация Гарварда планирует недостаточно мероприятий для досуга, студенты и их родители начинают нервничать.

Эта безумная, непрекращающаяся активность подавляет деятельность самой важной нервной сети мозга. А мы также знаем, что депрессия и тревожность связаны с аномальной работой сети состояния покоя. Пока еще не сделано крупного исследования, объединяющего эти проблемы, но я убежден, что вполне возможно доказать: то, что мы воспитываем детей гиперсоревновательными трудягами, в будущем ударит по их душевному и физическому здоровью.

Стиль воспитания, ориентированный на сверхдостижения, уже делает наших детей менее творческими, менее общительными и потенциально — менее нравственными. Праздность, особенно в детстве, может оказаться именно тем, что превращает нас в нравственных и социальных существ. Чему мы можем научиться у Рильке и Ньютона, двух ярких личностей в науке и литературе? Оба они жертвовали личной жизнью и зачастую благополучием ради достижения некой высшей цели. В итоге Ньютон преобразил математику и естественные науки так, что мы до сих пор, три века спустя, ощущаем его влияние. Безусловно, Исаак Ньютон обладал уникальным даром — он видел связи между физическими и математическими явлениями, которые немногие люди его времени (да и сегодня тоже) были способны уловить. Рильке же стремился как можно глубже погрузиться в свое бессознательное и открыть истинную природу человека.

В истерической гонке за деньгами и статусом, в состязаниях за рабочие места, которых вечно не хватает, в интригах ради повышения по службе, в попытках слепить из детей гениев в спорте и учебе, распланировать жизнь до секунды мы подавляем естественную способность мозга осмысливать происходящее. А ведь именно эта поразительная способность лежит в основе настоящего и глубокого творчества. Нам становится все очевидней, что этот процесс невозможен без пребывания мозга в состоянии покоя.

По материалам: www.facebook.com

Подписывайтесь на паблик-чат Я happy МАМА в Viber

Смотрите также:
Что должны знать родители: 5 научных публикаций о воспитании детей
Люди, позвольте себе полениться
Секрет успеха китайского воспитания

Рассказать друзьям

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: